КУРС НА ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ: СТРАТЕГИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЯ ИЛИ ПОБОЧНЫЙ ПРОДУКТ САНКЦИЙ

10.12.2014 КУРС НА ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ: СТРАТЕГИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЯ ИЛИ ПОБОЧНЫЙ ПРОДУКТ САНКЦИЙ Светлана Аппалонова 
Председатель Совета Ассоциации производителей электронной аппаратуры и приборов (АПЭАП)     

     Профильные ассоциации вместе с Минпромторгом начали работу по выработке мер поддержки российских производителей телекоммуникационного оборудования задолго до введения санкций, еще с 2010 года. Работа велась в двух направлениях: по формированию рынка для российских продуктов и по созданию конкурентоспособных условий для отечественных производителей. К сожалению, в течение всего этого времени мы не встречали поддержки ни со стороны Минэкономразвития, ни со стороны ведомств финансового блока, ни со стороны самого Правительства. На наш взгляд, это объяснялось отсутствием четко выраженной политической воли со стороны первых лиц государства и превалированием узко ведомственных интересов над общегосударственными. С введением санкций стало очевидно, что телекоммуникационная инфраструктура и программное обеспечение являются одним из наиболее уязвимых объектов национальной безопасности, явно проявилась необходимость масштабного импортозамещения. Соответственно, начала проявляться и политическая воля. Но двинулось ли дело?
     Что мы видим. Работающих мер по стимулированию и поддержке отечественных производителей телекоммуникационного оборудования как не было, так и нет, зато пошла лихорадочная активность по импортозамещению ПО. То есть, не доделали одно и схватились за другое.
     Что предлагали профильные ассоциации совместно с Минпромторгом? Известно, что при вступлении в ВТО Россия не подписала Agreement on Government Procurement и оставила за собой право поддержки отечественных производителей при государственных закупках. Это право зафиксировано в Федеральном Законе № 44 (статья 14, пункт 3). Закон №223, регулирующий закупки госкомпаний (статья 3, пункт 8), также допускает национальный режим. Рекомендации, проведенные решениями Совета директоров компаний с госучастием, об использовании продукции отечественных производителей не противоречат нормам ВТО в силу рекомендательного характера норм. ФЗ №223 в данной ситуации имеет даже большее значение, так как государство как таковое не покупает инфраструктурное телекоммуникацонное оборудование, а покупает услуги связи. Поэтому предлагалось в тендерах о госзакупках в случаях, когда в конкурсе имеются заявки двух и более продуктов, имеющих статус «телекоммуникационное оборудование отечественного происхождения», проводить конкурс только между ними. Это предложение делалось не из желания отсечь все импортное, а разрушить практику, когда условия тендера пишутся под определенного зарубежного вендора, с одной стороны, а, с другой стороны, как-то выровнять ситуацию, когда в отсутствие вменяемых финансовых механизмов и дешевых длинных денег хоть как-то помочь российским производителям конкурировать с иностранцами, имеющими поддержку от своих финансовых институтов и предлагающими покупателю рассрочку платежа на нескольких лет.
     Что при этом происходит на телеком рынке у компаний с госучастием? Сбербанк заключил прямой контракт с IT-поставщиком Huawei, как альтернативой американским и европейским поставщикам. Кроме того, российский госбанк будет выступать финансовым партнером китайского вендора в продвижении его продукции на рынки России и СНГ. ФГУП НИИ ВОСХОД, подчиняющийся Минкомсвязи (госоператор системы электронных паспортов, госсистемы «ВЫБОРЫ», «ПРАВОСУДИЕ» и «ЗАКОНОТВОРЧЕСТВО»), закупит серверы китайского производителя «Inspur» на сумму 225 млн. долларов США. «АКАДО» в процессе модернизации и расширения ЦОД будет заменять оборудование CISCO на китайское от HUAWEI. Также компания подписала с китайской стороной соглашение, которое касается развития волоконно-оптической сети связи оператора. Мегафон привлек кредит у China Development Corp. на сумму 500 млн. долларов США на закупки оборудования и услуг у Huawei. Закупки у Cisco и Juniper в России возрасли в разы.
     Позиция Минсвязи тоже весьма нетривиальная. В рамках форума «Отечественные инновации» министр заявил, что ведомство против инициативы, запрещающей госструктурам покупать иностранный софт при наличии двух и более отечественных аналогов. Он мотивировал это тем, что такая мера будет иметь эффект бумеранга при экспорте. Довольно странная позиция, учитывая, что речь идет о госзакупках, и все страны ограничивают или прямо запрещают закупки софта у иностранцев (в том числе уже запрещена Лаборатория Касперского в Китае). Главная задача сейчас - обеспечить информационную, технологическую и экономическую безопасность России. А экспорт будет лучше развиваться при условии сильных производителей внутри страны.
     Минкомсвязи полагает (о чем направило в 2013 году официальное письмо в Минпромторг), что требование российского гражданства бенефициаров производителя отечественного оборудования излишне, достаточно требования налогового резиденства. В этом случае все дочки иностранцев автоматически становятся «отечественными призводителями» и задачи импортозамещения для отчетности решены, а вот проблема безопасности и развития высокотехнологичного сектора экономики РФ вряд ли.
     Минкомсвязи предлагает отмену льгот по НДС на лицензии для программного обеспечения. По мнению Минкомсвязи это позволит наполнить бюджет дополнительными доходами для создания фонда поддержки разработок ПО в России. Подавляющее большинство российских разработчиков софта против такой инициативы, объясняя, что любое повышение налогового бремени действует отрицательно, нужен рынок. И Министр называет данную меру «поддержкой российкого бизнеса».
     Что, по нашему мнению, надо сделать. Телекоммуникационное оборудование - это элементная база, софт и собственно разработка, производство конечного оборудования. Чтобы иметь действительно инновационное, конкурентоспособное отечественное телекоммуникационное оборудование необходимо иметь все три составляющих на должном уровне. То есть нужно довести до результата уже начатое в системотехнике, производстве и программном обеспечении и обязательно инициировать такую же работу в микроэлектронике. Это, наверное, самое сложное, так требует больших инвестиций и обязательно больших объемов реализации. Большие объемы могут быть только за счет уменьшения числа позиций и гражданского рынка. Только на уровне ОПК проблему российской элементной базы не решить, необходимо правильно организованное частно-государственное партнерство.
     И последнее. Очень важно, чтобы всем было понятно, что если государство поставило задачу, то оно доведет ее до конца. В 2010, когда государство вставило требование в лицензии на диапазон 2300-2400 МГц использовать отечественное оборудование, разработчики получали предложения от различных инвестиционных фондов и банков, как только стало понятно, что лицензии отдаются в одни руки и получатель лицензий не собирается это требование выполнять, то интерес со стороны инвесторов быстро угас. Сейчас на волне санкций все больше небольших инновационных компаний из-за рубежа (которые не займут долю на глобальном рынке из-за Хуавея, Алкателя и других монстров) предлагают передавать технологию и исходные коды и совместно с российским партнером выходить на российский рынок с отечественным продуктом. Сейчас у России хороший шанс развить свои технологии и получить из-за рубежа инновационные продукты на своих условиях. Здесь главное не превратить молитву в фарс.


Читайте также:




Возврат к списку