Владимир Путин провёл встречу с интернет-предпринимателями, чьи проекты получили финансовую и экспертную поддержку Фонда развития интернет-инициатив

27.03.2015 Владимир Путин провёл встречу с интернет-предпринимателями, чьи проекты получили финансовую и экспертную поддержку Фонда развития интернет-инициатив В.ПУТИН: День добрый, уважаемые друзья!

Мы с вами, по-моему, в третий раз уже встречаемся. В 2013 году возникла идея создать фонд поддержки инициатив в интернете, и понятно почему: потому что эта сфера деятельности набрала уже такой колоссальный оборот, для нашей страны очень заметный: у нас интернет-зависимого бизнеса сегодня в стране – примерно 10 процентов ВВП, это очень солидный процент. И по количеству людей, которые пользуются услугами интернета, вы знаете это лучше, чем я, Россия уверенно занимает первое место в Европе: 60 миллионов ежедневно пользуются услугами так или иначе. И бизнес развивается всё активнее и активнее.

Мне приятно отметить, что эта инициатива, которая возникла в 2013 году и начала осуществляться в 2014 году, оказалась не мертворождённым ребёнком, а, наоборот, очень активно развивающимся. 150 проектов и компаний уже прошло через этот Фонд, и даже, по некоторым данным, наш с вами Фонд является наиболее активным и успешным в Европе среди тех, кто занимается так называемой посевной деятельностью. Это говорит о том, что те, кто организует эту работу, организуют её на хорошем уровне. И за это надо поблагодарить вас.

Чтобы лишних слов не говорить, времени не терять, давайте мы обратимся к тому, что сейчас происходит, что сделано, ещё раз поговорим об этом, и что нужно сделать для того, чтобы эта деятельность Фонда активно дальше развивалась, какая нужна дополнительная помощь и поддержка. Кстати говоря, в целом сейчас Фонд, по-моему, контролирует так или иначе бизнесы в объёме 6 миллиардов рублей – сумма такая заметная.


Смотрите также:
Участники встречи с интернет-предпринимателями, чьи проекты получили поддержку Фонда развития интернет-инициатив
Пожалуйста.

К.ВАРЛАМОВ: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Варламов Кирилл, я директор Фонда развития интернет-инициатив. И вначале я хочу рассказать Вам о нашем новом начинании.

Фонд развития интернет-инициатив вместе с ведущими общественными организациями учредили Институт развития интернета. Помимо Фонда в него вошли такие ассоциации, как Российская ассоциация электронных коммуникаций во главе с Сергеем Плуготаренко, Медиа-Коммуникационный Союз, объединяющий операторов связи, во главе с Сергеем Петровым, и ассоциация РОЦИТ, объединяющая интернет-пользователей, с председателем совета этой ассоциации Левиным Леонидом Леонидовичем, который возглавляет также Комитет Госдумы по информационным технологиям. Возглавил Совет учредителей лично Герман Сергеевич Клименко, один из корифеев российского интернета, создатель и владелец ресурса LiveInternet. Я бы хотел предоставить возможность сказать пару слов Герману Сергеевичу – рассказать о целях и задачах Института развития интернета.

Г.КЛИМЕНКО: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Интернет существовал достаточно долго, он жил отдельно от государства, были чатики, форумы, поисковые системы. Пока мы жили сами для себя, не было никаких проблем ни с государством, ни внутри индустрии.

За последние несколько лет, примерно в то время, когда ФРИИ был создан, интернет начал внезапно вступать в чужие отрасли. Мы практически уничтожили – это я сейчас не как успехи докладываю, это констатация: практически нет бумаги. Сейчас, наверное, легче найти снежного человека, чем найти инвестора на бумажную газету: таких стартапов у нас просто нет сейчас, никто не приходит за стартапами. Пачками падают банки, которые уходят полностью в интернет; следом уходят страховые компании, брокеры; начинает медицина потихонечку уходить в интернет.

И соответственно возникло две проблемы. Первая проблема – то, что даже внутри нашей индустрии. Я недавно разговаривал с интернет-банкиром и пытался познакомить его с обычным, классическим банкиром – вы знаете, у женщины и мужчины больше общего, чем у них. Они, действительно, даже найти общих разговоров не могут.

Вторая проблема возникает с государством. Когда 27-летний молодой человек является руководителем крупнейшего интернет-магазина (7 тысяч поставок в день, он легальный долларовый миллионер – наверное, что хорошо, мне кажется, потому что мы же должны заботиться о богатых), общение с государством очень затруднено. Потому что у него даже нет никакого опыта, который бы возникал, который мог бы подсказать ему, как с государством общаться.

В июне 2014 года на встрече с ФРИИ – я там тоже был, но сидел в зале – Вы общались с Дмитрием Гришиным и с Аркадием Воложем. И там как раз возник очень интересный диалог, когда Вы предложили интернету «вылезти из-под коряги». Вопрос был, на самом деле, связан с тем, что между государством и интернетом так: из точки А в точку Б вышел поезд, и из точки Б в точку А вышел поезд, и не встретились: не судьба. Мы никак не можем найти общий язык.

Единственный путь, который мог бы быть возможен, – это создание некого института, который бы объединил все интересы. Проблема заключается именно в том, что у нас сам интернет… – вот есть отрасль телевидения, она как была, так и осталась, а интернет стал проникать везде, и, по сути, начал нарождаться новый бизнес, который теоретически должен стать какой-то опорой экономики, которая у нас будет в ближайшие 10–15 лет.

Соответственно мы пришли к выводу, что единственный путь – это создание института, в котором будут в учредителях стоять РОЦИТ (это общественная организация, где каждый человек – пользователь интернета может попробовать попасть в экспертный совет и пытаться инициировать любые инициативы, которые могут быть поддержаны институтом), МКС. МКС – это Медиа-Коммуникационный Союз, это телеком.

Понятно, что внутри нашей индустрии возникают противоречия. Пользователи, например, хотят [получать услуги] как можно дешевле – операторы, естественно, хотят как можно дороже, и у всех есть свои доводы. Операторы хотят развиваться, чтобы у пользователей было всё лучшее, но пользователи, естественно, любят как можно дешевле, больше получать. Институт попробует взять на себя ту роль, которая есть у всех отраслей (у металлургов, у банков есть): попытаться скоординироваться и договориться с разными противоречиями.

Буквально позавчера на площадке Комитета по информации и СМИ Государственной Думы, который возглавляет Левин Леонид Леонидович (благодаря ему мы достаточно быстро смогли собрать индустрию, а она же у нас вся умная, поэтому очень спорная – например, насколько я в курсе, уже почти все отрасли воспользовались возможностью импортозамещения, а по программному обеспечению в государственных компаниях, в бизнес-историях ничего не было сделано), ­– мы позавчера наконец смогли посадить за один стол 20 представителей крупнейшего бизнеса и, несмотря на их серьёзные противоречия (у них там хватает своих историй), смогли договориться, чтобы они согласовали то, что на весенней сессии Дума, возможно, вынесет законопроекты, которые будут приняты. Это то, что мы сделали.

Второй вопрос, который я хотел бы тоже осветить: у нас отрасль развивается даже для кризиса совершенно ненормальными темпами – мы действительно растём. Понятно, часто отрасль растёт за счёт того, что умирает классическая торговля: у нас растёт электронная коммерция, – это нормальная, естественная причина.

Хороший пример – «Яндекс. Такси». В Москве было 200 диспетчерских, где работали массы людей, и невозможно было достать такси. Сейчас просто поменялась парадигма управления производительными процессами: 20 тысяч таксистов, которыми управляют 35 человек. Это мало того что потрясающая эффективность, самое главное – огромное количество выполненных заказов. Это то, к чему надо стремиться. Но это говорит о том, что на протяжении следующих 10–15 лет, все футурологи говорят, у нас произойдут взрывы в биомедицине, в хайтеке.

Однажды в 1970-х годах – у меня образование военное, конечно, но я системный программист, – в 1970-х годах мы совершили ошибку: перешли на технику ЕС, отказались от развития своих «Эльбрусов». Сейчас, к счастью, у нас осталось хоть что-то, что является процессорами. Мы выбрали решение не импортозамещения, а экспортозамещения. Мы приняли решение адаптировать и воровать чужое, и в результате у нас сейчас нет своей «железной» базы.

В течение ближайших 10–15 лет произойдёт, на мой взгляд, взрыв технологий, и мы должны быть к этому готовы, и для этого у нас всё есть. Вся Европа, как Вы справедливо сейчас заметили, сдалась: у них нет своих поисковиков, у них нет своих сервисов социальных сетей – все «лежат» под Америкой. Это ни плохо, ни хорошо – они просто сдались.

Мы умудрились, несмотря на то, что у нас не было никогда не то что налоговых преференций, мы всегда стояли в худшей позиции: у нас никогда не было денег как у индустрии как таковой, и тем не менее мы смогли оказывать достойное сопротивление на протяжении последних 15 лет. Сейчас ситуация достаточно критическая, и очевидно, что без помощи государства мы не сможем преодолеть этот разрыв. Сейчас опять можем попасть в историю, когда вместо наших «Эльбрусов» и БЭСМ–6, которые совершенно чудесным образом работали, мы перешли на технику ЕС, которая сейчас просто ушла из обращения, она нам ничего не дала.

Мы собираемся в Институте развития интернета разработать некую концепцию, вариант дорожной карты, как следующие 10–15 лет постараться не просто устоять, но и удержаться в лидерах, а мы можем это сделать. Единственное, хотелось бы Вашей поддержки: без государства и без его внимания к этой проблеме у нас ничего не получится.

Спасибо!

В.ПУТИН: Только нужно сформулировать, какая нужна поддержка, что конкретно.

Г.КЛИМЕНКО: В некотором роде аналоги есть в АСИ – Агентстве стратегических инициатив, которое было создано при Вашем участии. Они создают большие дорожные карты, где участвуют две стороны: и бизнес, и государство.

Мы можем написать всё что угодно, но если мы не обяжем чиновников следовать вместе с нами одним путём, то есть мы не поставим себе единой цели, – мы ничего не добьёмся. Тут, наверное, должна быть президентская программа по развитию российского интернета. Потому что это не просто программа, чтобы у пользователя всегда был интернет 10 мегабит, – это вопрос, который связан и с автомобилями, которые скоро будут ездить и управляться сверху, и с ГЛОНАСС. И здесь без сотрудничества государства с бизнесом, мне кажется, ничего не получится.

В.ПУТИН: Давайте готовьте тогда предложения. И мы в Администрации, и Правительство попрошу – обсудим. И необходимые решения для вашей поддержки постараемся сформулировать и принять с вашим участием.

Г.КЛИМЕНКО: Хорошо. Спасибо.

В.ПУТИН: Обратили внимание, как коллега сказал: «Образование у меня было, конечно, военное»? Поэтому и выстояли.

К.ВАРЛАМОВ: Коротко хочу рассказать об итогах работы Фонда. Нам за прошедший период удалось создать практически все необходимые инструменты для поддержки интернет-предпринимателей. И сейчас фактически любой гражданин России, независимо от того, какая у него профессия: будь он программист, дизайнер или специалист по логистике, или он частный инвестор, – может принять участие либо в развитии своих проектов, либо как консультант, либо как эксперт, либо, если он инвестор, вложить свои деньги. То есть мы создали все необходимые для этого механизмы.

Немного цифр. Как Вы уже сказали, мы проинвестировали 150 проектов, это те проекты, которые уже получили деньги, получили инвестиции и интенсивную программу поддержки в Москве на площадке в течение трёх месяцев. Помимо этого мы поддержали по программе обучения и консультаций около 4 тысяч проектов в 75 регионах России. Это реально показывает, что уже действительно все, кто хотел, приняли участие. Порядка 300 проектов приняли участие в заочной акселерации, такая тоже достаточно интенсивная программа развития своих бизнес-проектов, в восьми городах России.

Нам удалось объединить на площадке коллективных инвестиций больше тысячи частных инвесторов. Мы их квалифицировали, и они начинают работать с нашими проектами, начинают инвестировать. Более 300 из них мы обучили в своей школе частных инвесторов. Всего же только за прошлый год через различные программы обучения, консультаций, поддержки прошло больше 20 тысяч человек. Это то, что Фонд сделал.

Дальнейшей нашей ключевой работой я считаю организацию плотного взаимодействия с крупными компаниями, со стратегическими заказчиками, как мы их называем. Мы уже довольно хорошо работаем с такими компаниями, как «Ростелеком», «Йота», «Рамблер», «Интер РАО». У нас уже есть проекты, которые работают на площадках этих компаний, внедряют свои продукты там. Это необходимо для того, чтобы замкнуть экосистемы интернет-предпринимательства, чтобы не только появились механизмы ранней поддержки, которые мы даём, инвестиции, обучение, но чтобы появились деньги на рынке и людям было интересно это делать.

С другой стороны – компании получают новые технологии, новые продукты, интересные команды. Мы делаем ставку на стратегию, когда мы выбираем такие передовые с мировой точки зрения технологические ниши, такие как обработка больших данных, кибербезопасность, и инвестируем в группы проектов, в кластеры проектов, но одновременно ищем интересы среди крупных заказчиков к таким группам проектов.

В.ПУТИН: Вы назвали практически смежные или даже предприятия, по сути, одной отрасли. Но у нас есть ещё энергетика – скажем, «Росатом». У нас есть стабильно финансируемая оборонная отрасль (коллега вспоминал свою первую профессию), там же реально серьёзные средства вкладываются – 20 триллионов [рублей], даже на переоборудование ОПК 3 триллиона предусмотрены, и эти деньги все в бюджете, они все есть.

Я буквально позавчера встречался с молодыми учёными и исследователями, которые добились блестящих результатов в оборонной сфере. Они мне говорили: «Мы пришли туда лет 8 назад, молодёжи практически не было, – мы создали новые коллективы». И они добились результата мирового класса, и это скоро многие поймут. Уже понимают, но скоро поймут ещё, так сказать, более осязаемо. Я к тому, что и с ними надо работать. Нам нужно, чтобы оборонка, в которую вкладываются большие деньги, имела выход и на гражданские сферы. Это даёт замечательный синергический эффект, когда всё это вместе функционирует. Поэтому вы на них тоже выходите.

К.ВАРЛАМОВ: Конечно. Я перечислил тех, с кем мы уже работаем. Мы, конечно, расширяемся, много с кем ведём переговоры.

В.ПУТИН: Роскосмос тот же.

К.ВАРЛАМОВ: С удовольствием будем работать с Роскосмосом, с «Росатомом».

Сегодня мы привезли проекты уже не начальных стадий, как мы показывали на прошлых встречах, а ребят, компании которых с нами уже поработали некоторое время и вышли на рынок. Начинаются и продажи, делаются первые шаги. И я хотел бы Вам представить несколько проектов.

И первый проект – Poiskstroek, Айсин Ринат Рафикович. Ребята умудрились объединить огромное количество информации по строительству, за счёт чего даже небольшая компания, которая поставляет строительные материалы, может найти себе покупателя, что важно сейчас в текущей экономической ситуации.

В.ПУТИН: Вы знаете, обязательно поработайте с компанией, которую мы пытаемся создать, очертания уже есть, – в области судостроения, в области авиации. Мы вчера только об этом говорили: по сути, приняли решение вчера опять докапитализировать нашу гражданскую составляющую по авиации, ОАК наш, еще на 100 миллиардов рублей.

Но гражданская часть авиастроения всегда в Советском Союзе немножко была на втором месте после боевой авиации, а нам нужно развивать гражданскую часть, они должны развиваться вместе. И, если вы включитесь в эту работу, будет тоже очень большая польза и для тех, кто занимается интернетом, и для тех, кто занимается конкретными отраслями, в том числе теми, которые я сейчас назвал: судостроение, авиация.

Р.АЙСИН: Добрый день, Владимир Владимирович! Меня зовут Ринат Айсин, я строитель из Сургута. 15 лет назад Вы были в нашем городе, с тех пор многое изменилось к лучшему.

Я хотел презентовать Вам проект Poiskstroek. Строительная отрасль является локомотивом развития нашей страны. Государство, как Вы только что сказали, вкладывает огромные средства, колоссальные средства в развитие данной отрасли, и хотелось бы, чтобы данные средства расходовались эффективно и прозрачно. Предприятия строительной индустрии, поставщики строительных материалов, вся индустрия в целом и предприятия смежных отраслей – это порядка 700 тысяч компаний, и, по большому счету, все они постоянно ищут подряды, заказчиков и партнёров.

Государство создало сайт для этого, это сайт госзакупок. Для того чтобы им пользоваться, нужно содержать большой штат сотрудников, которые каждый день мониторят его для того, чтобы найти себе подряды. Моя компания отошла от этого. Для того, чтобы снизить затраты, мы решили создать сервис, этот сервис – Poiskstroek.

Определённым образом по определённой уникальной технологии мы с портала госзакупок забираем информацию о подрядчиках, о подрядах, систематизируем её и предоставляем нашим пользователям и клиентам в разбивке регионов, городов, заказчиков, кто выиграл и, самое главное, какая стоимость той или иной работы. Сейчас у нас в базе подрядов и контрактов на 3 триллиона рублей – всё до последней копейки. Мы удивительную информацию получили, которую не ожидали: наши клиенты, например, компания из Липецка, которая торгует металлопрофилем на всю территорию Российской Федерации через филиальную сеть, к своему удивлению нашла подряды и куда она может поставить свою продукцию в соседнем регионе.

Совсем удивительный случай: компания, которая поставляет игрушки, получила информацию через наш сервис относительно всех строящихся детских садов на территории Российской Федерации. Кстати, сервис, как мы потом узнали, когда разработали, позволяет выявить все детские сады, стоимость одного места, стоимость самого сада – для того, чтобы информация эта была видна.

Таким образом, мы сфокусировались на поддержке малого и среднего бизнеса в строительной отрасли для того, чтобы предприятия могли эффективно работать и свою производительность труда увеличить.

Мы достаточно долго топтались на месте, не могли никак выйти на реализацию данного сервиса. Узнали о ФРИИ, подали туда документы, и нас сразу же подхватили. Сначала в Сургуте в заочном акселераторе дистанционно нас обучали эксперты ФРИИ, потом они нас пригласили сюда, в Москву. И вот здесь, в Москве, три месяца в прошлом году мы проходили обучение, и я удивился всему увиденному, потому что люди разговаривали на другом языке совершенно. Я им про сметы, про ростверки – они мне сугубо айтишные термины.

По большому счету, создана среда, где мы можем общаться, и мы для кого-то уже являемся экспертами, а они нам тоже помогают какие-то вещи реализовывать. ФРИИ, как магнит, собирает проекты со всей страны, доводит их до ума, и, самое главное, это суперскоростной лифт для доведения этих проектов до практической реализации. Самое главное – практическая реализация на территории Росси и всего мира. Поэтому Кириллу Викторовичу и всей команде огромное спасибо, и Вам, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Уже настоящий администратор.

Р.АЙСИН: Самое главное, наши пользователи, которые начали уже использовать этот сервис, не останавливаются на достигнутом, постоянно что-то новое просят, просят [учесть] внебюджетные стройки и увеличить горизонт планирования.

В этой связи мы сейчас совместно с Фондом отрабатываем возможность обращения в Министерство строительства и ЖКХ на предмет систематизации всех выданных в Российской Федерации разрешений на строительство. Это позволит простым фирмам узнать, что будет строиться торговый центр или будет строиться магазин, то есть там, где не участвует бюджет. Это дополнительно позволит им увеличить свою эффективность.

И хотим обратиться в крупнейшие банки для того, чтобы понять, где и какие инфраструктурные кредитные ресурсы размещены, чтобы тоже туда можно было разместить своё производство и поставлять свою продукцию.

В.ПУТИН: К Владимиру Леонидовичу [Богданову] обратитесь в «Сургутнефтегаз», он богатый, у него самый большой банк. Только он очень консервативно работает со своими активами. Правда, много делает и для развития вашего города. Вы предложите ему свои продукты – может быть, он заинтересуется. Там есть над чем поработать.

Р.АЙСИН: И хотим обратиться в Министерство финансов и Министерство экономического развития. В принципе, государство много создало для того, чтобы строительная отрасль развивалась: и 44-й ФЗ, и 223-й, и в прошлом году Вы подписали 172-й Федеральный закон о стратегическом планировании. И самый большой административный барьер для строителей сейчас, я считаю, это отсутствие понимания планирования.

То есть я, допустим, заработал деньги и хочу их вложить куда-то: построить бетонно-растворный узел или купить производственную базу, тот же каток приобрести, – и я должен в конечном итоге окупить эти активы. Если я буду понимать, что 172-м законом о стратегическом планировании предусмотрен до 2030 года государственный план, каких-то инвесторов планы, – когда мы всё это дело совмещаем, я понимаю для себя, что будет строиться стадион или будет строиться перинатальный центр в этом городе. Естественно, я туда начинаю инвестировать. Поэтому я считаю, что строители, инженеры XXI века истосковались уже по Госплану, чтобы видеть, какие объекты будут строиться.

В.ПУТИН: То есть нужна стабильность?

Р.АЙСИН: Да. И в заключение хотел сказать, что импульс строительная отрасль – новый импульс развития – я думаю, получит как раз таки с помощью IT-технологий, поддерживаемых Вами. Спасибо.

В.ПУТИН: Вам спасибо.

Но, без всяких шуток, надеюсь, Владимир Леонидович Богданов нас услышит и с Вами встретится – встретьтесь с ним, поговорите. Огромная компания, одна из ведущих в стране, с огромными инвестиционными планами. Реально вы можете оказать им хорошую помощь – и им будет полезно, и вам тоже. И потом они много в регионе работают и по всей стране.

К.ВАРЛАМОВ: Владимир Владимирович, много говорили о развитии внутреннего туризма. У нас в Фонде есть проект, который нашёл весьма оригинальную модель резкого снижения стоимости проживания в гостиницах. Я бы хотел дать слово Андрею Алексеевичу Шевелёву.

А.ШЕВЕЛЁВ: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Андрей Шевелёв, я из Красноярска. Мы создали проект «Турбазар».

Внутренний туризм сейчас переживает очень интересные времена – на подъёме, во многом, как ни странно, благодаря санкциям и росту курса доллара. С одной стороны, это помогает людям сориентироваться в большей степени на отдых внутри страны, но с другой стороны – остаются проблемы.

Проблемы связаны с доступностью местного отдыха как в информационном плане, так и в финансовом. По этой причине часто объекты отдыха нашей страны: турбазы, дома отдыха, отели – недогружаются, простаивают. Наше решение помогает объектам увеличить загрузку номеров, а туристам – отдохнуть дешевле. При этом туробъекты на нашей площадке выставляют свой товар лицом в удобном для информационного потребления виде.

В.ПУТИН: А за счёт чего дешевле?

А.ШЕВЕЛЁВ: У нас уникальное решение, не имеющее аналогов в России и даже в мире, мы мониторили специально.

В.ПУТИН: Не заплатить и уехать? (Смех.)

А.ШЕВЕЛЁВ: Мы придумали продавать туризм по модели аукциона: туробъекты свои свободные номера выставляют у нас в качестве лотов по начальной цене один рубль.

В.ПУТИН: Здорово.

А.ШЕВЕЛЁВ: Такая цена привлекает внимание людей, они заинтересовываются продуктом отеля, делают ставки, соревнуются между собой – и побеждает тот, кто сделал максимальную ставку. При этом ему после победы приходит на почту путёвка, он её оплачивает прямо на сайте и довольный едет отдыхать по цене, как правило, в три раза дешевле, чем по прайсам.

С другой стороны – откуда такой аттракцион невиданной щедрости? Дело в том, что объекты отдыха получают рекламу. У нас такой механизм работает на сайте, ноу-хау: чтобы принять участие в промоаукционе, пользователь должен разместить у себя в социальной сети рекламу объекта: «Я еду в дом отдыха «Дружба» по цене 4 рубля». Соответственно такое сообщение привлекает внимание друзей пользователя, они заходят по ссылке: куда же там поехал мой друг? И, в общем, вовлекаются в торги, также узнают про места отдыха.

Источник: http://xn--d1abbgf6aiiy.xn--p1ai/


Читайте также:




Возврат к списку