Совещание на тему: «Импортозамещение: поддержка отечественных производителей высокотехнологичных товаров» состоялось 3 марта 2015 г. в Совете Федерации

25.03.2015 Совещание на тему: «Импортозамещение: поддержка отечественных производителей высокотехнологичных товаров» состоялось 3 марта 2015 г. в Совете Федерации

Основными вопросами обсуждения стали: реализация программы импортозамещения в микроэлектронике; улучшение экономических условий для российских производителей высокотехнологичных товаров; изменение таможенной политики в области импорта компонентов и комплектующих для IT-оборудования и готового высокотехнологичного оборудования; необходимость внесения изменений в Федеральный закон от 18.07.2011 г.  № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» и в Федеральный закон от 05.04.2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» в свете необходимости импортозамещения в высокотехнологичных отраслях; получение российскими производителями статуса телекоммуникационного оборудования российского происхождения; вопросы национальной безопасности и импортозамещение в военно-промышленном комплексе.

По итогам совещания будут сформированы рекомендации и представлены на рассмотрение в Комитет Совета Федерации по экономической политике для дальнейшего направления в Правительство Российской Федерации.

Участникам совещания и всем заинтересованным лицам предлагается направлять свои рекомендации для включения в решение по итогам совещания на электронный адрес: info@mirtelecoma.ru до «02» апреля 2015 г. 

Протокол совещания «Импортозамещение: поддержка отечественных производителей высокотехнологичных товаров»

 

Виктор Викторович РОГОЦКИЙ – Член Комитета Совета Федерации по экономической политике

Уважаемые коллеги, начнем нашу работу. Сегодня мы с вами решили обсудить темы импортозамещения, поддержки отечественных производителей высокотехнологичных товаров, в частности о телекоммуникационных структурах и программном обеспечении. Вы знаете, что они являются наиболее уязвимыми объектами. И если мы говорим о импортозамещении в этом направлении, то вопросы экономики уходят на второй план, а на первый план выходят вопросы национальной безопасности. Требуются активные меры для поддержки отечественных производителей телекоммуникационного оборудования, так как на данный момент им уделяется мало внимания, а принимаемые меры недостаточны.

В 2014 году уже обсуждался ряд важных изменений в нормативную базу, призванных поддержать российского производителя телекоммуникационного оборудования, и обсуждалась тема ввозных пошлин. Задача о ввозных пошлинах звучала как одна из наиболее актуальных. Мы считаем, что это один из наиболее эффективных инструментов поддержки российских производителей и стимулирования локализации процессов производства в нашей стране.

В феврале 2015 г. я выступал в рамках пленарного заседания Совета Федерации с предложением установить законом прямого действия преимущество, преференции российским производителям при осуществлении поставок товаров для государственных нужд и нужд компаний с государственным участием, с предложением рассмотреть вопрос о ввозных пошлинах на комплектующие, не производимые в нашей стране, и, если смотреть шире, на территории Единого экономического пространства.

Одним из предложенных вариантов стала отмена пошлины на комплектующие для IT-оборудования и введение 10–15-процентных пошлин на готовое оборудование. Те преференции, преимущества, которые будут вводиться для отечественных производителей, это и налоговые пошлины, и прочие преференции, должны быть долгосрочными, я предлагаю срок – 5 лет.

Введение ввозных таможенных пошлин на готовое оборудование может увеличить конкурентоспособность российских компаний и внести существенный вклад в демонополизацию рынка. С другой стороны, снижение таможенных пошлин не является панацеей, а только вспомогательной мерой, стимулом производить готовое оборудование в нашей стране.

Конечно, существуют определенные опасения, что данной мерой мы можем увеличить зависимость нашей промышленности от иностранной элементной базы. Эти вопросы должны быть проработаны на профессиональном уровне.


Светлана Александровна АППАЛОНОВА – Председатель Совета АПЭАП

Вопрос пошлин сам по себе задачи импортозамещения не решит, необходима разработка комплекса мер.

Импорт готового оборудования у нас дешевле, и, главное, проще и быстрее, чем для российского разработчика и производителя ввоз всех комплектующих со всеми тарифными и внетарифными барьерами. С другой стороны, необходимо развитие собственной элементной базы.

Если мы говорим о заградительных пошлинах на готовое оборудование, это уже в большей степени не экономический вопрос, а вопрос политический, вопрос безопасности страны.

Предлагаю обратить внимание на опыт некоторых других стран, например, Южной Кореи, когда у них появлялось свое оборудование, заградительные пошлины были до 600 процентов. Я понимаю, что это радикальная мера.

Теперь, по пошлинам на комплектующие. Я согласна, что для тех комплектующих, у которых нет аналогов российских, наверное, нужно просто обнулять пошлины. Это, хотя бы, поможет системным разработчикам, разработчикам оборудования. С другой стороны, у нас кроме пошлин огромная проблема с разрешениями, сертификатами и прочими внетарифными барьерами на таможне. Понятно, что при производстве, когда у вас есть тысяча комплектующих, если застревает на таможне хотя бы одна позиция, то производство встает на весь этот срок, и производство несет убытки. И здесь, кроме пошлины, надо в комплексе рассматривать все остальные таможенные процедуры - как они идут и как их упростить и облегчить, именно в плане компонентной базы.

Должна быть выработана система мер, преференций и стимуляций для тех компаний, чье оборудование получает статус телекоммуникационного оборудования российского происхождения. Чтобы развивалась российская микроэлектроника, надо параллельно с системой преференций давать некие обременения компаниям, получившим такой статус, чтобы они немедленно начинали кооперироваться с дизайн-центрами, с компаниями разработчиками микроэлектроники. В какой-то обозримый период времени, когда эти производители должны переходить на российскую компонентную базу, устанавливать заградительные таможенные пошлины.

Еще одна проблема: у нас сейчас до 110 тысяч типов номиналов. Это огромное количество. То есть необходима определенная концепция для микроэлектроники по сокращению количества типов номиналов, что позволит увеличить объем по каждому типу номинала, сделать производство дешевле, в стране начнется возрождение своей микроэлектроники.

Одна таможенная политика, к сожалению, проблемы не решит, потому как у нас есть вопрос налогов, есть вопрос НДС, который надо платить вперед. У нас очень дорогие деньги на разработки. Отсутствуют механизмы лизинга, факторинга, чем пользуются особенно эффективно китайские компании. Когда они выходили на российский рынок, они давали своим покупателям рассрочку до 7–10 лет. Вдумайтесь, 7–10 лет! А у нас повысили процентную ставку. 10–15 % роли не сыграют.

Во-первых, необходимо формировать рынок под свои продукты, что сейчас пытаются делать, но с большим трудом. Мы предлагаем начать с двух законов: это закон о государственных закупках и закупках для компаний с государственным участием. Надо начинать с того, что если это уже проблема не экономическая, а это проблема политическая, то надо просто закрывать рынок от иностранцев.

Чтобы формировать собственный рынок, чтобы была конкуренция внутренняя, нам надо воспитывать по каждому направлению несколько производителей. Потому как НИРы, НИОКРы получают какие-то отдельные компании, которые становятся единственным поставщиком, что тоже неправильно, потому что дальше мы получаем плохое качество, высокие цены и «выкручивание рук».

В военно-промышленном комплексе должна быть жесткая система контроля.

 

Андрей Александрович ВОЗНЕСЕНСКИЙ – ответственный секретарь координационного совета по инновациям Минпромторг, ответственный секретарь Совета Ассоциации РЭП

Сейчас очень важно к любой проблеме подходить с оглядкой на санкции. Без этого мы вряд ли что-то сумеем чего-то добиться. Я приведу простой пример. «Сбербанк», например, это в очень существенной степени системообразующая организация в стране, закупает оборудование американского производства на 485 млн. долларов. Это произошло уже в 2015 году. Здесь совершенно обдуманную и правильную позицию, с нашей точки зрения, занимают силовики, конечно же, ВПК. При этом «Росатом» закупает чужое оборудование, не только программный продукт, а именно чужое оборудование, уже готовое.

Завтра в Аналитическом центре Правительства Российской Федерации состоится совещание, которое будет рассматривать программу развития радиоэлектронной промышленности до 2025 года. Один из вопросов (их всего четыре) и самый главный уже определен: возможность секвестра этой программы (на период до 2025 года предполагается выделение порядка 170 млрд). Началась эта программа в 2013 году.

Система управления и связи государства, основанная на радиоэлектронном оборудовании не может быть секвестирована ни при каких условиях. Это так же, как штык, как снаряд, без которых в принципе нельзя, потому что обрезать нас можно в любой момент нажатием кнопки или может быть другой комбинацией. Приведу абсолютно элементарный пример. Осенью прошлого года в Южной Корее хакеры с территории другой страны вывели из строя пять банков и восемь телевизионных каналов. На протяжении нескольких дней страна осталась без «картинки» и без банковской системы. Представьте на секунду, что мы не просто не увидим телевизор, в канун выборов в Госдуму в 2016 году, в канун выборов Президента в 2018 году, откуда и когда мы будем знать, за кого и когда идти голосовать? Но это как бы полбеды. Самое страшное, что может произойти, если нам начнут показывать другую «картинку». А это сделать абсолютно реально, уверяю вас. И таких примеров тоже масса. Мы знаем, как показывали картинку, когда казнили экстремисты-мусульмане каких-то людей. Была новостная программа в ближневосточных странах, потом она прерывалась и демонстрировали то, что происходило на самом деле, что им было нужно. Таким образом, посеять панику среди людей ничего не стоит.

На данный момент считаю целесообразным приобретать импортное только в том случае, если нет отечественных аналогов, пусть даже не абсолютных аналогов, пусть даже где-то чуть будет хуже по качеству. Но мы будем убеждены в том, что: а) это сделано здесь, в) это без закладок, с) что мы это сможем обслуживать и д) что мы можем сделать апгрейд так называемый, то есть модернизировать это оборудование. Это касается и сетей связи, и любого высокотехнологичного оборудования. Только так мы, не секвестрируя никакие программы, связанные с этими высокотехнологичными отраслями, в том числе телекоммуникационную отрасль, сумеем хоть как-то попытаться уйти от того, что мы имеем сегодня.


Алексей Борисович ДАНИЛИН - советник генерального директора ЗАО «НПФ «МИКРАН»

Наша компания вертикально интегрирована, как в Советском Союзе, мы идем полностью от компонентов, которые стараемся делать сами, до конечного продукта – устройств беспроводной связи и радиовидения. Конечно, номенклатуры ЭКБ и ее объемов ее выпусканам не хватает, и мы пытаемся их расширять. В силу тех возможностей и потенциала, которые у нас есть, ряд ведущих иностранных компаний были в, высшей степени, готовы заключить с нами еще год назад партнерские соглашения о создании совместных предприятий. Еще в марте прошлого года я вел переговоры на эту темус президентом компании InternationalRectifier, США – мирового лидера силовой СВЧ электроники, которая сейчас куплена германской компанией Infineon за 3 млрд долларов США. Сейчас уже речи об этом быть не может, ситуация поменялась чрезвычайно.

Тем не менее, мы сейчас исходим из того, что в первуюочередьориентируемся на наш конечный продукт, на его потребителя. Это, собственно говоря, и двигает всю вертикаль, сверху вниз - начиная от конечной продукции, до производства микроэлектронных компонентов.

С чем мы сталкиваемся на отечественном рынке? Я был на совещании в Минкомсвязи РФ. Речь шла о конкурсах, которые у нас организуются при закупке телекоммуникационного оборудования. В таких конкурсах могут участвовать отечественные, иностранные компании и так далее. Как вы знаете, в соответствии с федеральным законодательством ключевой момент – стоимость ваших изделий. И тут оказывается, что мы зачастую беспомощны перед своими китайскими конкурентами, например Huawei, которые предлагают поставлять свои телекоммуникационные системы даже бесплатно. Их государство готово оплатить эти проекты лишь бы контролировать наши сети. Деньги, что в данной теме не самое главное, они намерены вернуть через последующую оплату услуг.

У нас же традиционно принято считать, если производимая техника непосредственно входит в системы обороны, то это очень важно. Спору нет. Это так.А вот в телекоммуникации, которые определяют всю логистику нашей жизни, мы допускаем кого угодно. Таким образом, вся страна со всеми ее насущными вопросамивнутренней жизни может очень скоро оказатьсяпод внешним контролем. Сейчас мы в России на 70–80 процентов (кто-то дает больше, кто-то меньше) зависим от внешних поставок. Американцы по различным видам ЭКБ зависят как бы от собственных компаний, которые расположены вне Соединенных Штатов, на 30–60 процентов. И это предмет их серьезной тревоги и основа ряда планов по созданию расположенных в США мини-производств.

Мы сейчас в Особой Экономической Зоне г. Томска, планируем масштабирование - расширение действующего производства ЭКБ и расширение ее номенклатуры. Спрос на наши конечные продукты такой, что нам в разы не хватает собственных компонентов, и их номенклатуры. Поскольку начали действовать санкции, мы готовимся к возможным проблемам с импортными закупками. Нам сейчас нужна государственная поддержка для того, чтобы развить нашу собственную электронную компонентную базу, которая гарантированно востребована собственным предприятием. У нас есть план – сначала насытить электронными компонентами собственное предприятие, дать ему возможность обеспечить государственный заказ и выйти с конечной продукцией на мировой рынок, а затем уже продвигать на внешние рынки и новые виды ЭКБ.

Поэтому я обозначу здесь две проблемы. Одна проблема – это внесение изменений в законодательную базу, где будут определены ключевые важнейшие инфраструктурные проекты для страны, в частности, телекоммуникационные проекты, вход в которые будет ограничен, и где будут максимально поддержаны отечественные производители конечного продукта. Второе – необходимо закрыть вопросы, связанные с ЭКБ. Это можно сделать, постепенно уменьшая свою степень зависимости. Нужна комплексная государственная поддержка в развитии таких производств. Как у нас говорили: был «в друзьях» дядя Волк, теперь появился дядя Тигр. Тоже, знаете ли, мало приятного. Этот очень ласковый новый старый друг сейчас, готов нам помогать во многом, а, в итоге, где мы можем оказаться, вы себе хорошо представляете. Так что в двух словах я обрисовал ситуацию, как мы ее видим.


Александр Кириллович ТРЕЩАНОВСКИЙ – генеральный директор ЗАО "Ангстрем-телеком" (Зеленоград)

На государственном уровне должны поддерживаться НИОКР, ориентированные на создание собственной элементной базы. Все, что идет через госбюджет, должно в явном виде поддерживать такую концепцию.

Но я хотел бы добавить, это очень важно, что современные телекоммуникации - это протоколы. Протоколы реализуются с помощью сложного программного обеспечения. Стоимость программного обеспечения среднего телекоммуникационного продукта это 200 человек-лет высококвалифицированного труда. Вы не найдете 200 разработчиков в одном населенном пункте, которые соответствуют по своим интеллектуальным способностям для того, чтобы выполнить эту задачу. То есть это команды, которые набираются из разных населенных пунктов с хорошим IQ, с хорошей подготовкой. Эти протоколы, сложное программное обеспечение, реализуются на мощных пакетных процессорах. И вот это направление представляет приоритет в государственной безопасности, в увязке с софтом создание своей компонентой базы. Это делается не сразу, к сожалению. И главное, чтобы импортозамещение не свелось к профанации.

Я полностью поддерживаю то, что было сказано, но мог бы предложить сценарий. Поначалу нашей электронике, я скажу так, ничего не угрожает, поэтому можно совершенно спокойно обнулить ввозные таможенные пошлины на все компоненты, совершенно спокойно. На нашем предприятии нет ни одного телекоммуникационного продукта, у которого количество типа номиналов иностранных компонентов было меньше 90 процентов. Остальные компоненты можно считать условно отечественными, потому что они созданы с помощью зарубежных материалов, элементов. По сути это можно сделать без ущерба.

По вопросу заградительных пошлин можно поступить, например, следующим образом: на продукты, которые уже освоил отечественный производитель, или способен в ближайшее время освоить, и есть у нас уже на рынке конкуренция хорошая, можно установить высокие пошлины, вплоть до того, что они будут заградительными. Надо рынок отдать отечественному производителю. И это не ухудшит качество продукта, потому что есть конкуренция.

И еще по опыту могу заметить следующее. По условиям на некоторые закупки мы видим, что предъявлены требования. На самом деле они зачастую являются спецификацией какого-то зарубежного продукта. Это трудно поддается регулированию. А на помощь может прийти: а) корректировка федерального закона, чтобы отечественному производителю, если есть конкуренция, дать некие преференции, б) это таможенная политика. Этого достаточно.

Если предприятие является государственным, оно должно предъявлять реальные планы по импортозамещению, которые быть сопоставимы с закупками прошлого года. И я думаю, что так у нас начнут появляться отечественные разработки в области микроэлектроники, а именно высокоинтегрированные компоненты, например, пакетные процессоры, и тогда можно будет уже ставить заградительные барьеры на элементы, которые мы вводим. Нужно сначала дать возможность им появиться. Соединение ноу-хау, правильное регулирование финансирования НИОКР с уклоном на софт и микроэлектронику. Это позволит в стране развить безопасные телекоммуникации.


Павел Николаевич БАКАНОВ – генеральный директор ООО «Истар»

Наше предприятие 100-процентно российский разработчик и производитель телекоммуникационного оборудования для спутниковой связи. Мы начали свою деятельность задолго до темы импортозамещения. Нашей компании в этом году исполняется 10 лет. Мы построили свою деятельность так, чтобы не ориентироваться только на российский рынок, а сразу на мировой рынок. Эта идея была, может быть, весьма амбициозная. Но поставив перед собой такую задачу, мы сегодня в своей отрасли весьма успешно конкурируем с известными мировыми брендами. Не только на нашей территории, а даже и на их собственной территории. В 40 странах мира присутствует наше оборудование и уже работает более, чем в 150 сетях.

Здесь затронули тему таможенного регулирования. Вывезти из нашей страны высокотехнологичный продукт невозможно. Оказалось гораздо проще, для зарубежных продаж организовать производство там. И мы организовали производство в Германии. Такое же точно оборудование для зарубежного рынка выпускает завод "ВМК-Group" в Германии. Т.е. наша страна теряет и деньги, и рабочие места, и престиж. (Для российского рынка мы производим здесь: завод "Альтоника", Россия, Москва.)

И еще немного о других аспектах возможной поддержки со стороны государства. Хотелось бы обозначить такие темы. Все мы работаем на площадях, которые арендуем у некоего арендодателя. Нас приглашают в "Сколково». Но, я думаю, что государство затратило бы значительно меньшие деньги, чем на долгострой “Сколково”, если бы, на льготных условиях, предоставило таким компаниям как наша, огромные площади, которые на постсоветском пространстве высвободились от больших ведомственных институтов, и сейчас либо простаивают, либо сдаются в аренду торговым точкам. Там же можно оборудовать общие лаборатории. Я думаю, что затрат средств было бы меньше, чем в "Сколково", а эффективность была бы значительно выше. Вот то, что я хотел бы добавить.

 

Елена Леонидовна ДУБИНСКАЯ - заместитель генерального директора ООО "Т8"

Мы все говорим про комплектующие, и тоже с этим сталкиваемся в большом количестве. Возможно, сейчас настал тот самый момент, потому как идет некая борьба между министерствами. Мы это видим в родном Министерстве связи, Минэкономразвития, Минпромторге. Может быть, имеет смысл создать некое надстроечное министерство, ведомство или комитет, который как раз соберет экспертов, знающих людей, которые будут понимать, что именно нужно для рынков разных отраслей с точки зрения тех же комплектующих. И как раз на этих заводах, которых у нас не так много, к сожалению, и будут делать комплектующие, которые нужны всем: и нам, и вам, и соседям, и всем остальным. Потому что пока идет эта драка, мы теряем время.

Вы говорили про безопасность страны. В этом году у нас очень много государственных контрактов. Они условно государственные, для спецпользователей. Хочу вам сказать, что, наверное, ни для кого не секрет, у Министерства обороны нет своей сети. Министерство работает, арендуя сеть "Ростелекома", а "Ростелеком" работает на том же самом оборудовании. Как инженер по образованию и, как вы все, я отлично понимаю, что вы правильно сказали - одного нажатия на эту кнопку достаточно, и у нас нет связи не только в гражданском сообществе, и у военных ее нет. А это - уже далеко не экономика. Это - безопасность страны. Притом в нынешних условиях это во 100 раз важнее.

Нет управления единой сетью, но просто нужно понимать, что это такое. 35 тысяч узлов связи "Ростелекома" подключены к военным частям. Только к военным частям! А там еще ФСБ, ФСО, Следственный комитет и так далее: пограничники, которые подразделом ФСБ являются, таможня.

Имея то, что есть сейчас, а на самом деле это действительно чревато в какой-то момент, как Вы сказали, что было в 2008 году, когда американцы на сутки раньше отключили всю мобильную связь, и именно после этого появился ГЛОНАСС. Это тот пример, как можно одной кнопкой лишить нас связи.


 Денис Евгеньевич СОРОКИН – заместитель Председателя АПЭАП

Уже существует межведомственный экспертный совет. Он работает с 2010 года. Мы до него долго шли, шесть лет, в 2010 году начались по распоряжению Владимира Владимировича Путина какие-то мероприятия. В 2011 году, если я не ошибаюсь, он образовался и с 2012 года уже активно действует. А сейчас все активнее. Он объединяет пока три министерства, одно очень сильно работает (Минпромторг), второе эпизодически (Минэкономразвития), третье стало появляться в последние полгода (Минсвязи).

Что он сейчас пока сделал? Он сделал некий статус, называется он ТОРП (телекоммуникационное оборудование российского происхождения), это пока единственный юридический статус, де-юре признак, что оборудование отечественное. Это раз.

Следующий шаг. Неплохо было бы туда подключить Минэнерго, коль это межведомственный совет, потому что к Минэнерго относится "Газпром", "Роснефть", "Газпромнефть", "Транснефть", у которых собственные программы импортозамещения. Нет централизации. Необходимо упорядочить направления по основным потребителям телекоммуникационного оборудования в России, отраслевым, которым скорее всего управляет государство или участвует в собственности государство.

А второе, его уже можно расширять, в нем можно делать группу НТЦ (научно-технического центра), который бы политику и стратегию развития страны двигал. Очень многие компании, как вы, как мы и как другие, присутствующие и неприсутствующие здесь, проигрывая тендер или не попадая на него, видя какие требования там наблюдаются, часто это завышенные требования. И им некуда обратиться за технической экспертизой. Часто половина записанных в тендер требований не нужны, они были вписаны только для того, чтобы продукция конкретного производителя проходила, и ей никто не мешал.

У меня есть два предложения. Первое, касающееся телекоммуникационного оборудования. Наша компания сама производит оборудование и продает в 30 стран мира. У нас есть производство в Швейцарии, две компании и торговый дом, а не в Германии, и в России продаем. Мы являемся представителем и продаем под своей торговой маркой некоторые зарубежные, начиная от Nokia, Siemens. Мы единственная компания, которой Nokia, Siemens отторгла свою марку. Мы знаем прекрасно и зарубежный рынок, и их оборудование, и свой рынок.

Много можно говорить о помощи отечественным производителям. Можно с арендными площадями, можно с НДС, можно с кредитами, с налогами, с барьерами. Нужны гарантии государства, что, если производитель придет с оборудованием, аналогичным зарубежному по функционалу, даже не надо хуже, не надо занижать, второй сорт, он будет гарантированно государством поставлен в приоритет в закупах на госсектор, на коммерческий мы не имеем права.

Коллеги, уверяю вас, бизнес найдет и инвестиции, и пошлины таможенные ему не нужны будут, и аренду найдет, если он понимает, что для него весь российский рынок откроется в приоритете.

Если бы государство гарантировало приобретение этого продукта, поверьте через год у меня был бы SDHSTM 64 уровня, которого не хватает в доверенной сети связи. Я думаю, что все с этим согласятся, что необходимо законодательное закрепление данных инициатив.

И второе. Речь шла о введении заградительных барьеров на элементы. Так как мы элементы используем только при производстве, то есть мы – не производители элементов, и нас мало волнует эта сфера, но просто я услышал здесь, что предлагается, когда, соответственно, что-то мы создадим, по-моему, пакетные процессоры, тогда и начнем поддерживать. Так вот, я хочу сказать, что до пакетных процессоров мы можем очень долго идти или не дойти никогда, потому что пока мы какого-то уровня их сделаем, за рубежом уже другая технология и все вперед побежит. Так, может быть, уже сейчас начать эту поддержку, хотя бы с простейших элементов, то есть сделать поэтапную поддержку, начать с пассивных элементов.

 

Виктор Викторович РОГОЦКИЙ – Член Комитета Совета Федерации по экономической политике

Уважаемые коллеги, спасибо огромное. Спасибо огромное, что вы приняли участие в обсуждении тех вопросов, которые поставила Валентина Ивановна Матвиенко. До следующей встречи. Мы с вами обязательно еще встретимся, чтобы окончательно обсудить те мероприятия, которые мы совместно отработаем.



Читайте также:




Возврат к списку